Курсы валют

Биржевой курс
$  57.44
 68.10
  • Первый Неофициальный
    10 января в 0:13
    «Неофициально» с Эдуардом Хусаиновым
  • Первый Неофициальный
    7 января в 13:28
    «Неофициально» с Николаем Федоровым
  • Первый Неофициальный
    5 января в 13:10
    «Неофициально» с Александром Бахтиным
  • Первый Неофициальный
    3 января в 14:08
    «Неофициально» с Алексеем Тищенко
  • Первый Неофициальный
    26 декабря в 13:42
    «Неофициально» с Александром Лебзяком
  • Первый Неофициальный
    24 декабря в 4:04
    Новости на «Первом неофициальном»
  • Первый Неофициальный
    22 декабря в 2:06
    «Неофициально» с Кириллом Подольским
  • Первый неофициальный
    25 ноября в 1:51
    «Неофициально» с Хоакином Пастраной
  • Первый неофициальный
    19 ноября в 22:04
    «Неофициально» с Виктором Самоходкиным и Вячеславом Задорожневым
  • Первый неофициальный
    24 октября в 22:28
    «Неофициально» с Александром Кузьменко
  • 17 октября в 21:04
    «Неофициально» с Послом Бахрейна
  • Первый неофициальный
    14 октября в 23:52
    «Неофициально» с Послом Испании
  • Первый неофициальный
    6 сентября в 18:51
    «Неофициально» с Послом Боливии
  • Первый неофициальный
    5 сентября в 7:30
    «Неофициально» с Екатериной Поповой
  • Первый неофициальный
    21 июля в 17:36
    «Неофициально» с послом Киргизии
  • 6 июля в 18:57
    «Неофициально» с Вели Мамедовым
  • 1 июля в 18:56
    «Неофициально» с послом Кипра
  • 24 мая в 13:31
    «Неофициально» с российским спортсменом Александром Карелиным
  • 23 мая в 22:31
    «Неофициально» с президентом Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым
  • 22 мая в 22:50
    «Неофициально» с послом Узбекистана в России Илхомжоном Нематовым
  • 21 мая в 18:43
    «Неофициально» с экс-послом Италии в России Витторио Клаудио Сурдо
  • 20 мая в 20:21
    «Неофициально» с послом государства Кувейт в России Нассером Х. Аль-Музайаном
  • 19 мая в 18:46
    «Неофициально» с Германом Каплуном
  • 24 мая в 17:17

    Валентин Катасонов: «То, что денег скоро не будет, это факт»

    Юлия Ипатова

    Юлия Ипатова

    Катаклизмы на финансовых рынках и в мировой экономике ставят перед нами новые вопросы и требуют экстраординарных решений. О том, какая экономика и какая идея спасёт Россию и мир нам рассказал известный экономист Валентин Катасонов.

    — Колебания курсов доллара и евро уже довольно давно заставило задуматься страны, которые от этих колебаний зависят, а нельзя ли принять другие ориентиры? Кто может претендовать на статус новых эталонов: юань, фунт стерлингов, что-то еще? Насколько вообще перспективна сама идея создавать новые резервные деньги?

    — Мы сейчас загнаны в такой узкий коридор мировосприятия, что нормальный вариант вообще не обсуждаем. Есть такая часть одежды, как брюки. Понятно, как брюки надеваются, но нас научили, что брюки можно через голову надевать. И мы с вами обсуждаем варианты того, как брюки одеть через голову. В принципе проблема валютных курсов решается совсем по-другому. На протяжении большей части истории человечества проблема валютных курсов стояла на 101 или на 1001 месте. Вспомните, кто когда в литературе обсуждал эти темы? Почему люди об этом не думали? Да всё очень просто: потому что деньги были металлические. Золото оно и в Африке золото, его можно назвать рублем, франком, долларом, но оно останется золотом. Вы никак не сможете изменить курс золотого рубля к золотому доллару. А когда у нас появляются бумажные деньги, то в каждой стране свои алхимики и каждый варит свою кашу.

    Напомню, что существуют экономические функции денег:

    1. Мера стоимости,

    2. Средство обмена,

    3. Средство платежа,

    4. Средство образования сокровищ и функция накопления,

    5. Мировые деньги.

    Сегодня то, что мы называем деньгами, не выполняет ни одной из этих функций. А мы по инерции называем деньгами. Как назвать современные деньги я еще не придумал, но это точно не деньги.

    Вообще, необходимо задумываться над этимологией слова. Например, кризис — это греческое слово, оно означает «суд божий». Если бы мы это понимали, мы бы делали более глубокие выводы, а мы всё ищем палочки-выручалочки, учетную ставку Центрального банка хотим поменять и т.д.

    Слово экономика очень простое – оно означает домостроительство. А у нас сейчас никакой экономики нету. Я говорю своим студентам: если вы явлениям, процессам и прочему дадите правильное адекватное название, найдете в русском словаре подходящие слова, вам все сразу станет понятно. Слово – это не просто предмет коммуникации, коммуникацию можно вполне осуществлять даже с помощью азбуки Морзе. Слово – это инструмент мышления. И враг, который пытается уничтожить Россию, прежде всего пытается уничтожить наш язык. Это страшная вещь. Та же самая экономика будет правильно понята, если мы ее будем описывать с помощью правильных слов.

    Мы по инерции говорим «экономика», а нет никакой экономики, есть хрематистика, накопительство. Аристотель предупреждал: не дай бог, чтобы экономика мутировала в хрематистику, а это уже давно произошло.

    — Может быть, нужно отказаться от современных «денег» и вернуться к золотому стандарту или есть другие рецепты?

    — Есть несколько вариантов. Один вариант, который мы сегодня имеем: мировая валютная система, переполненная денежными знаками, но не деньгами. Она переполнена потому, что сегодня сознательно запущена программа количественного смягчения (вливание большого объема денег в экономику для смягчения кризиса и стимулирования экономического роста — прим. ред.) и в США, и в Европе, и в Японии. Деньги обесцениваются и началась необъявленная валютная война, при которой страны стремятся понизить стоимость своих денежных единиц для повышения своей конкурентоспособности. Один из самых простых способов занижения — производство большого количества этих денежных знаков. Этот вариант, как мы видим, плохой.

    Другой вариант — золотой стандарт. Действительно, достаточно много специалистов, экспертов, банкиров ностальгируют по золотому стандарту. По их мнению, сейчас идет закулисная подготовка к его реинкарнации. Взоры таких экспертов обращаются в сторону Китая. Китай в последние годы резко активизировал добычу золота внутри страны, стал первым государством по объемам добываемого золота, импортирует больше всех золота, оно идет в основном через Гонконг. Никто толком не знает сколько этого золота, потому что официальная статистика Китая не показывает никаких изменений.

    Есть другие варианты: например, возвращение к системе валютных блоков, валютных зон (как это было во время Второй мировой войны), но при такой системе резко снижается уровень торговли между этими валютными зонами. Есть также вариант создания наднациональной валюты, но это фактически выстраивание или достраивание мирового правительства со всеми вытекающими последствиями: ликвидацией национальных суверенитетов и построением глобального концлагеря.

    То есть все варианты плохие, но нам приходится выбирать между плохим и очень плохим. Из перечисленных вариантов наиболее приемлемый для России – это возвращение к валютным зонам. Россия должна посмотреть на опыт Советского Союза, на опыт Совета экономической взаимопомощи (межправительственная экономическая организация, действовавшая в 1949-1991 годах, в нее входил СССР и страны соцлагеря — прим. ред.) и создать свою самодостаточную валютную зону. СЭВ использовал специальную денежную единицу – переводной рубль. Это не был советский рубль, это была наднациональная денежная единица.

    А для начала нам надо прекратить пользоваться иностранной валютой. Уже даже домохозяйки понимают, что иностранная валюта – это признак того, что в стране что-то неблагополучно.

    Более того, национальная денежная единица — это суверенитет. Если в стране гуляют какие-то другие деньги, значит с суверенитетом что-то не в порядке. Поэтому нужно запретить хождение иностранной валюты в России и многие вещи встанут на свои места.

    — А способны ли мы отказаться от иностранной валюты и стать независимыми? Даже патриотически настроенные комментаторы говорят, что Запад нам в этом случае «перекроет кислород» и устроит чуть ли не Третью мировую. Действительно ли Запад так могуществен?

    — Я всегда говорю: не враг силен, а мы слабы. Думаю, мы еще некоторое время будем слабеть, потому что нет должной мобилизации духа, должной мобилизации энергии, сохраняется разобщенность людей. Но я исхожу из того, что раз не наступает конец мира, значит есть еще какие-то возможные сценарии развития. Мудрые люди, старцы говорили о том, что последним удерживающим началом будет, конечно, Россия.

    — Россия делает какие-то попытки стать более сильной и независимой в финансовом смысле. Наши лидеры обсуждают с участниками Таможенного союза создание единой валюты, алтына. Это пустые разговоры или конкретный проект?

    — Думаю, что пока это болтовня. Не то, что люди не хотят и не стараются, но просто видно, что в данной ситуации ничего не склеивается. Почему не склеивается — этот вопрос выходит далеко за рамки экономики. В обществе действуют либо центробежные, либо центростремительные силы. Если бы у России были какие-то идеалы, которые могли бы вдохновить и воодушевить другие народы, то уверяю вас, у нас было бы сейчас такое сообщество, которому позавидовали бы страны Европы. Но у нас нет идеи, мы люди полуживые-полудохлые, а без идеи вообще ничего не бывает.

    — Какая нужна идея?

    — Как известно, Россия стала великой державой, будучи христианской цивилизацией. Мы были центром притяжения, мы никого не покоряли, мы создали великую империю от Тихого Океана до Балтийского моря, от Северного Ледовитого океана и до Персии. К нам тянулись и тянулись, мы приняли Грузию в состав Российской империи только с 11-й попытки. Не надо думать, что мы кого-то тащили за волосы, как это делали янки или британские колонизаторы. А экономика находится на хвосте этих процессов. Когда есть духовная база, выстраивается и политика, когда выстраивается политика, выстраивается экономика.

    А сейчас у нас ничего не получается, в том числе и с единой валютой Таможенного союза. Только начинают строить в песочнице пирамидку, появляется какой-то дядя и всё это ломает. В последний раз это был не дядя, а тетя — Набиуллина, которая цыкнула зубом, и все сразу же разбежались.

    — Может ли экономика вообще отказаться от денег?

    — Экономика — это бездушное понятие, она не может ни от чего отказаться и ничего принять. А то, что денег скоро не будет это факт. Посмотрите сколько интересного в мире, а этого никто не замечает: процентные ставки по депозитам центральных банков ушли в минус. Первым это сделал центральный банк Швеции, потом центробанк Дании, потом Европейский Центробанк, сейчас этот вопрос обсуждается Банком Англии. В общем, веселая жизнь. Сколько столетий создавали процентную экономику, а тут вдруг возник какой-то антимир. Капитализм зиждется на проценте, а тут возникает отрицательный процент.

    Предположим, вы привыкли жить как рантье, класть деньги на депозит и получать доход. Теперь вам говорят: нет, теперь не мы вам платим, а вы нам платите за то, что мы храним ваши денежки. И вы думаете: зачем мне это надо? И еще вы вспомните события на Кипре в 2012 году, когда там произошло принудительное изъятие денег с депозитов, призвали вас к совести, к долгу: поучаствовать в спасении банков. И вы решили: давайте-ка я лучше денежки сниму, и поскольку я что-то понимаю в финансовом бизнесе, пойду на фондовый рынок, начну играть с ценными бумагами, а если не умею играть, то просто возьму нал и положу под матрас или закопаю под яблоню.

    Поэтому сегодня многие страны уже выпускают облигации с отрицательным процентом. Представляете? По-моему, еще не все представляют, что это такое. Ну а что касается тех сознательных граждан, которые хотят снять деньги и под яблоню закопать, там тоже всё продумано. Сейчас идет кампания по борьбе с налом, причем под самыми благородными лозунгами. Ведь с помощью нала можно уходить в тень, налоги не платить, террористов финансировать, взятки не давать.

    В итоге люди кладут деньги на пластиковые карточки — дебетовые, кредитные… Сейчас даже не надо пластиковых карточек, есть другие технологии, уже придумали сканирование не штрих-кодов, а руки — у каждого человека на руке есть неповторимый рисунок сосудов. Это еще более точный идентификатор, чем глаз или отпечатки пальцев. Людям объясняют, что «мы защищены, зачем вам носить карточки, мы вам имплантируем куда-нибудь микрочип и вообще будете человек свободный» — вот вам и электронное рабство. Будешь что-то не то думать, мы тебя вообще отключим от системы.

    — Но ведь это бесконечное обесценение денег невыгодно самим «рантье», богатым людям, инвесторам, неужели они не восстанут против такого положения дел?

    — Этим богатым людям, как говорил Остап Бендер, придется переквалифицироваться в управдомы. Здесь ничего неожиданного нет, потому что еще старик Маркс в XIX веке писал о тенденции к снижению нормы прибыли. Поэтому снижение ссудного процента (а это тоже норма прибыли) обусловлена объективными процессами. При перепроизводстве товара его цена может падать ниже себестоимости, у товаропроизводителя начинаются убытки. С деньгами то же самое. Печатные станки произвели столько денежной массы, что положительного процента больше нет.

    Способ производства изменится: если раньше богатство создавали наемные работники, то в электронном концлагере это будут просто рабы. Эти рабы не будут иметь возможности выбирать работу, они не будут включены в товарно-денежные отношения. Через пластиковые карточки человек будет подключен к большой электронной системе, и она может заблокировать все его деньги.

    При этом банки будут играть совсем другую роль. Раньше банки зарабатывали деньги, вернее заставляли людей крутиться-вертеться и делать то, что нужно хозяевам денег. Теперь, когда уже все сделано, хозяева денег отправят одну часть населения Земли вообще на тот свет, чтобы зря не коптили небо и не тратили природные ресурсы. Другая часть будет в концлагере. А в концлагере деньги, как вы понимаете, не очень нужны, и банки будут выполнять функции учета и контроля, они умеют это делать.

    0 комментариев

    × Вы должны войти, чтобы иметь возможность обсуждения


    Читайте также
    Без рубрики
    Рынок нефти: нисходящий тренд еще не сломлен
    Прошло уже больше двух месяцев со знаменательной встречи в Дохе 17 апреля. Краткий обзор факторов, перечисленных на тот момент: за 100 лет нефтяная индустрия перенесла 7 серьёзных снижений с сопоставимым масштабом, так что последнее падение закономерно; производство никто не собирается ограничивать (ни США, ни Саудовская Аравия (СА), ни Иран, ни Россия – последняя опередила СА и нарастила добычу за 2016 уже почти до 11 млн б/с); запасы в США велики и в среднем неуклонно росли (небольшие колебания не в счёт – даже самый низкий с 2005 показатель в 518 млн барр. особо картины не меняет); китайская экономика демонстрирует только самые первые намёки на восстановление, так что рано говорить об улучшении спроса; а подавляющая часть прогнозов на 2016 в сторону среднегодовых $30-35 за баррельBrent, отмечает главный финансовый аналитик международной брокерской компании EqTrades Евгений Зомчак.
    7 июля в 14:15
    0
    Ещё статьи