Курсы валют

Биржевой курс
$  0
 0
  • Первый Неофициальный
    10 января в 0:13
    «Неофициально» с Эдуардом Хусаиновым
  • Первый Неофициальный
    7 января в 13:28
    «Неофициально» с Николаем Федоровым
  • Первый Неофициальный
    5 января в 13:10
    «Неофициально» с Александром Бахтиным
  • Первый Неофициальный
    3 января в 14:08
    «Неофициально» с Алексеем Тищенко
  • Первый Неофициальный
    26 декабря в 13:42
    «Неофициально» с Александром Лебзяком
  • Первый Неофициальный
    24 декабря в 4:04
    Новости на «Первом неофициальном»
  • Первый Неофициальный
    22 декабря в 2:06
    «Неофициально» с Кириллом Подольским
  • Первый неофициальный
    25 ноября в 1:51
    «Неофициально» с Хоакином Пастраной
  • Первый неофициальный
    19 ноября в 22:04
    «Неофициально» с Виктором Самоходкиным и Вячеславом Задорожневым
  • Первый неофициальный
    24 октября в 22:28
    «Неофициально» с Александром Кузьменко
  • 17 октября в 21:04
    «Неофициально» с Послом Бахрейна
  • Первый неофициальный
    14 октября в 23:52
    «Неофициально» с Послом Испании
  • Первый неофициальный
    6 сентября в 18:51
    «Неофициально» с Послом Боливии
  • Первый неофициальный
    5 сентября в 7:30
    «Неофициально» с Екатериной Поповой
  • Первый неофициальный
    21 июля в 17:36
    «Неофициально» с послом Киргизии
  • 6 июля в 18:57
    «Неофициально» с Вели Мамедовым
  • 1 июля в 18:56
    «Неофициально» с послом Кипра
  • 24 мая в 13:31
    «Неофициально» с российским спортсменом Александром Карелиным
  • 23 мая в 22:31
    «Неофициально» с президентом Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым
  • 22 мая в 22:50
    «Неофициально» с послом Узбекистана в России Илхомжоном Нематовым
  • 21 мая в 18:43
    «Неофициально» с экс-послом Италии в России Витторио Клаудио Сурдо
  • 20 мая в 20:21
    «Неофициально» с послом государства Кувейт в России Нассером Х. Аль-Музайаном
  • 19 мая в 18:46
    «Неофициально» с Германом Каплуном
  • 23 мая в 23:46

    Мурат Сиразин: в любом квартале есть супермаркеты, но нет экопродукции

    Екатерина Балаева

    Екатерина Балаева

    Семейный фермер из Татарстана Мурат Сиразин рассказал о неэффективности агрокредитования и агрострахования в своем регионе. Проблемы в республике не отличаются от общероссийских: фермеры с трудом возвращают кредиты и не пользуются страхованием, поскольку оно дорого и не покрывает актуальных для них рисков. Фермер считает, что основой земледелия России должно стать семейное экофермерство. Однако нынешнее законодательство не дает развиваться производителям органической продукции.

    — Мурат Галиевич, расскажите насколько сложно сейчас привлекать кредитные ресурсы? Ожидаете ли вы снижения ставок по кредитам?

    — Я как-то пытался пойти получить кредит в Россельхозбанке, но попытка моя была безуспешной. Более того, меня, как и всех остальных фермеров, даже не приглашали в кабинет, а встречали в фойе возле туалета. Судя по тому, как эти клерки разговаривали, они не заинтересованы давать фермерам никаких кредитов. Но правда после этого у нас поменялось руководство Россельхозбанка в Татарстане.

    Я придерживаюсь поговорки американских банкиров: «Обслуживаться надо в том банке, где тебе предлагают чай». Если бы мне даже предложили чай возле туалета, то я бы отказался.

    Но в нашем районе работает филиал Сбербанка и там отношение к фермерам, я бы сказал, на отлично.

    Вопрос не в том, легко ли привлекать кредитные ресурсы. В нашем регионе их привлекать легко, но как отдавать кредиты? Сегодня я, например, работаю только на эти банки, то есть я перестал покупать одежду, ездить по заграницам, потому что я три раза в месяц вынужден платить им проценты и покрывать тело кредита. Я пока могу позволить себе стабильно покрывать кредит, но таких фермеров становится все меньше и меньше. И поэтому, если есть возможность у фермера не брать кредиты, то лучше их не брать.

    — В чем здесь основная проблема? Слишком высокие процентные ставки?

    — Процентные ставки большие — это одно, и второе — сегодня быть прибыльным фермером в нашей стране практически невозможно, поэтому возникают проблемы с возвратом кредитных средств. Я не ожидаю снижения процентных ставок, потому что считаю, что сегодня и на самом верху и в средних эшелонах власти поставлена цель по уничтожению крестьян как класса. Их нельзя раскулачить как в 30-е годы, проще дать им высокие ставки кредита, разработать дурацкие инструкции по субсидированию, и крестьяне просто сами будут вынуждены ответить ногами и уйти из этого «бизнеса».

    — Насколько эффективно работает сегодня агрострахование?

    — Ни одна страховая компания не страхует те риски, которые для меня наиболее актуальны.

    Например, у меня сегодня существует такая проблема: летают ястребы и гуляют лисы, которые воруют кур. И от них защититься практически невозможно. И второе. Недавно был ураган, у половины хутора снесло крыши, а у меня снесло два птичника. От этих рисков застраховаться невозможно.

    — Расскажите о проблемах и перспективах экофермерства в России.

    — Я считаю, что семейное экофермерство должно быть основой всего сельского хозяйства нашей страны. То есть одна семья должна кормить себя и еще несколько семей вокруг себя и в городе. Естественно, должна производиться экопродукция. Но, к сожалению, существует ряд проблем. Например, мы начали делать сыры, тушенку, причем по тем ГОСТам, которые уже в России не существуют, существуют еще в Беларуси, а у нас уже они отменены, по ним никто ничего сейчас не производит. Эти старые ГОСТы требовали одного: чтобы были натуральные продукты. Современные ГОСТы этого уже не требуют и, больше того, они узаконили химизацию всех наших продуктов.

    Выпуская семейную экопродукцию, мы не можем ее сертифицировать по нескольким причинам. Прежде всего, если ты семейный фермер, ты не можешь построить отдельный забойный цех, ты не можешь построить отдельный перерабатывающий цех. Каждый семейный фермер в любой стране мира, будь то Финляндия, Америка, Германия, он все производит на своей кухне. А этого категорически делать нельзя, потому что существуют нормативы. Перерабатывающий цех должен быть в 50 метрах от животноводческих помещений, в 50 метрах от жилого помещения… А зачем это нужно фермеру? Он должен это все делать дома, у себя на кухне. Обязательная сертификация у нас отменена, но без добровольного сертификата или сертификата безопасности твой продукт не примет ни один магазин страны.

    И получается замкнутый круг: ты произвел продукцию, которую не можешь продать, хотя она по качеству будет в разы лучше, чем та, что произведена на промышленном предприятии.

    Законы и инструкции сделаны таким способом, чтобы никакого экофермерства в России не было.

    Вот как это должно быть на самом деле. Если фермер производит какую-то продукцию, у него должен быть, допустим, фартук, халат, головной убор, чтобы чистая у него была кухня, отдельные доски, должно быть инструктировано все и у него должен быть журнал. Например, он производит тушенку, он все записывает: «ага, довел до такой-то температуры, давление, столько-то времени простояло» — все это должно записываться и он должен наклеить этикетку. Все. И не надо никаких дополнительных бумаг. А параллельно он кормит своих детей, смотрит телевизор и живет обычной нормальной жизнью.

    Конечно, если речь идет о молокозаводе, сырном заводе или мясокомбинате, для них да, должны быть какие-то жесткие нормы, а для семейного фермера должна быть упрощенная схема.

    Поэтому перспективы у экофермерства могут быть, если будет изменено законодательство, то есть должна быть упрощенная схема. Например, техника для так называемого дворового забоя скота у нас уже в России выпускается — ощупь, забой скота, обработка, элементарным, простым способом, как это делали тысячелетиями наши отцы и деды.

    — Как вы решаете вопросы сбыта продукции? Насколько это сложно на практике?

    — У нас в Татарстане построили за несколько миллиардов рублей бюджетных денег огромный агропарк. Сейчас туда пытаются согнать всех фермеров и всех жителей города Казань. Но я считаю, что должно быть всё по-другому. У нас сегодня в любом дворе есть минимаркеты, в любом квартале есть супермаркеты и прочее, при этом нет экопродукции. Я считаю, что рынки по продаже экопродуктов должны быть в шаговой доступности. Как это сделать: или создать в каждом дворе мини-рынок, или в этих магазинах предоставить место для продажи экопродукции. Пусть будет гипермаркет, гиперрынок, в который могли бы стекаться люди, которых не устраивают вот эти минирынки, которые хотели бы ходить по рядам и выбирать.

    Кроме того, я занимаюсь продажей продукции через Интернет. Человек, посмотрев мой сайт, изучив мои товары, мои прайсы, может их заказать с доставкой ему до двери или он может приехать ко мне на ферму.

    Я был как-то в Германии, в маленьком городе, и спросили: есть ли у вас магазины шаговой доступности, минимаркеты? Нам ответили: а зачем они нужны, у нас человек раз в неделю отоваривается в гипермаркете, а в остальное время с утра он едет к близлежащему фермеру, у которого на ферме есть мини-магазинчик экопродуктов, или сам фермер каждое утро приезжает к каждому дому. И всё.

    А у нас… мы идем своим дурацким путем, как всегда, мы травим народ вредными бесполезными продуктами, которые выпускает наша промышленность, а экофермерам не даем развиваться

    0 комментариев

    × Вы должны войти, чтобы иметь возможность обсуждения


    Читайте также
    Без рубрики
    Рынок нефти: нисходящий тренд еще не сломлен
    Прошло уже больше двух месяцев со знаменательной встречи в Дохе 17 апреля. Краткий обзор факторов, перечисленных на тот момент: за 100 лет нефтяная индустрия перенесла 7 серьёзных снижений с сопоставимым масштабом, так что последнее падение закономерно; производство никто не собирается ограничивать (ни США, ни Саудовская Аравия (СА), ни Иран, ни Россия – последняя опередила СА и нарастила добычу за 2016 уже почти до 11 млн б/с); запасы в США велики и в среднем неуклонно росли (небольшие колебания не в счёт – даже самый низкий с 2005 показатель в 518 млн барр. особо картины не меняет); китайская экономика демонстрирует только самые первые намёки на восстановление, так что рано говорить об улучшении спроса; а подавляющая часть прогнозов на 2016 в сторону среднегодовых $30-35 за баррельBrent, отмечает главный финансовый аналитик международной брокерской компании EqTrades Евгений Зомчак.
    7 июля в 14:15
    0
    Ещё статьи