Курсы валют

Биржевой курс
$  0
 0
  • Первый Неофициальный
    10 января в 0:13
    «Неофициально» с Эдуардом Хусаиновым
  • Первый Неофициальный
    7 января в 13:28
    «Неофициально» с Николаем Федоровым
  • Первый Неофициальный
    5 января в 13:10
    «Неофициально» с Александром Бахтиным
  • Первый Неофициальный
    3 января в 14:08
    «Неофициально» с Алексеем Тищенко
  • Первый Неофициальный
    26 декабря в 13:42
    «Неофициально» с Александром Лебзяком
  • Первый Неофициальный
    24 декабря в 4:04
    Новости на «Первом неофициальном»
  • Первый Неофициальный
    22 декабря в 2:06
    «Неофициально» с Кириллом Подольским
  • Первый неофициальный
    25 ноября в 1:51
    «Неофициально» с Хоакином Пастраной
  • Первый неофициальный
    19 ноября в 22:04
    «Неофициально» с Виктором Самоходкиным и Вячеславом Задорожневым
  • Первый неофициальный
    24 октября в 22:28
    «Неофициально» с Александром Кузьменко
  • 17 октября в 21:04
    «Неофициально» с Послом Бахрейна
  • Первый неофициальный
    14 октября в 23:52
    «Неофициально» с Послом Испании
  • Первый неофициальный
    6 сентября в 18:51
    «Неофициально» с Послом Боливии
  • Первый неофициальный
    5 сентября в 7:30
    «Неофициально» с Екатериной Поповой
  • Первый неофициальный
    21 июля в 17:36
    «Неофициально» с послом Киргизии
  • 6 июля в 18:57
    «Неофициально» с Вели Мамедовым
  • 1 июля в 18:56
    «Неофициально» с послом Кипра
  • 24 мая в 13:31
    «Неофициально» с российским спортсменом Александром Карелиным
  • 23 мая в 22:31
    «Неофициально» с президентом Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым
  • 22 мая в 22:50
    «Неофициально» с послом Узбекистана в России Илхомжоном Нематовым
  • 21 мая в 18:43
    «Неофициально» с экс-послом Италии в России Витторио Клаудио Сурдо
  • 20 мая в 20:21
    «Неофициально» с послом государства Кувейт в России Нассером Х. Аль-Музайаном
  • 19 мая в 18:46
    «Неофициально» с Германом Каплуном
  • 22 мая в 18:34

    Инвестиции страсти: забава или холодный расчёт?

    Екатерина Балаева

    Мир коллекционирования полон поразительных сделок. СМИ изобилуют историями инвесторов, которые приобрели картины, винные коллекции или антиквариат за бесценок, а затем годы спустя продали за миллионы долларов. Тем не менее, эксперты считают, что основная часть коллекционеров и просто любителей «инвестиций страсти» наслаждаются своими новыми приобретениями как красивыми игрушками. Для того чтобы совмещать наслаждение с прибылью нужна обладать особыми знаниями и чувствами.

    Неэфемерные ценности

    В 2011 году картина Роя Лихтенштейна была продана за 40 млн долларов. За 13 лет до этого владелец картины получил её всего лишь за 2 млн. Также в 2011 году картина Джорджа Стаббса «Gimcrack on Newmarket Heath» была продана в Лондоне за 22,4 миллиона фунтов стерлингов ($36 млн). Эта цена вошла в пятёрку самых высоких, когда-либо заплаченных за картину мастеров Старой школы на аукционе. Предыдущая продажа картины состоялась в 1951 году, и цена составляла всего лишь 12 500 фунтов стерлингов ($20 000).

    Такие истории взрывного роста подогревают интерес инвесторов к миру коллекционирования. Возможность получить отличный доход, который приносят искусство, вино, антиквариат и прочие предметы коллекционирования, кажется крайне заманчивой, ведь цены на эти активы не коррелируют с широкими финансовыми рынками. Добавьте к этому посткризисное недоверие к «эфемерным» финансовым инструментам и ощущение того, что реальные, дефицитные и взаимно незаменяемые инвестиции могут обеспечить стабильную поддержку в смутные времена.

    В современном мире получить доступ к рынку коллекционирования стало легче, чем когда-либо. Интернет даёт возможность каждому человеку принять участие в торгах и покупать лоты в любой точке мира. Коллекционирование становится всё более схожим с системой широких финансовых рынков. Для этих инвестиционных операций также существуют рыночные индексы и специализированные фонды. «Сокровища» могут стать даже залоговыми активами в случае надобности.

    Увеличение интереса инвесторов и более надёжная инфраструктура рынка привели к резкому росту распространения коллекционных активов. В соответствии с отчётом Art price, 2011 год стал лучшим по количеству и качеству аукционных продаж в сфере искусства. Аукционный дом Christie’s стал взрывом года, их объём продаж увечился на 9% до рекордных $5,7 млрд. Дом Sotheby немного обогнал своего конкурента, увеличив годовой объём продаж до $5,8 млрд.

    Однако, успех для аукционных домов не становится автоматически источником прибыли для инвесторов. Рынки коллекционных предметов полны неэффективных продаж, они часто бывают непрозрачными и неликвидными, не говоря уже о нестабильности и рискованности. Прирост стоимости может нести за собой высокую налоговую нагрузку в некоторых странах, таких как США. Некоторые категории «сокровищ» крайне чувствительным к изменениям моды, которая может вызвать такое же падение цен, как и взлет. Конечно, многих коллекционеров не настолько заботит финансовый риск, их больше интересует интеллектуальная и эстетическая ценность приобретаемого объекта. Если же цель приобретения в финансовой выгоде, то стоит быть крайне осторожным. Зачастую покупка картины может заставить забыть о разуме и поддаться воле нахлынувших эмоций. Такой подход зачастую приводит к ряду нерациональных решений.

    Основной мотив — страсть

    В первую очередь, богатые люди приобретают новые «сокровища», потому что они получают от этого удовольствие, считают эксперты. Ценный предмет может принести человеку эмоциональное или эстетическое наслаждение, а так же новость, которой можно поделиться с друзьями. Также особенное наслаждение приносит возможность выставлять свою собственность в музеях и галереях. Сам факт обладания редкими и красивыми предметами имеет огромное значение для общества.

    Ювелирные украшения, изобразительное искусство и антиквариат являются самыми популярными категориями с точки зрения количества людей, которые владеют ими. Но самыми дорогостоящими объектами остаются классические автомобили. Коллекционеры, опрошенные Barclays, вложили в среднем $641 000 в своё хобби.

    Большинство состоятельных коллекционеров зачастую выражают желание избавиться от некоторых предметов своего собрания. Но им сложно добиться удачных условий сделки. Основной проблемой является желание продавца реализовать свой продукт с выгодой в 60%, но для такого повышения изначальной цены должно сложиться множество факторов, которые сложно контролировать.

    Существует мнение, что инвестирование в такие активы как искусство помогает диверсифицировать портфели, защищает от инфляции и девальвации валюты, а также предоставляет выгоду, не коррелируемую с основными видами активов.

    Однако по данным Barclays, только 18% респондентов покупают для инвестирования и только 21% полагают, что приобретения обеспечат им финансовую безопасность. Инвесторы, ищущие финансовой прибыли или стабильности, располагают, в основном, изделиями из драгоценных металлов, монетами или ювелирными украшениями. Такие вложения не приносят особого внутреннего наслаждения и скорее будут проданы, чем те предметы, которые были приобретены по другим мотивам.

    Мотивации эмоционального характера для богатых покупателей являют собой сложную конструкцию, но предварительно могут быть разделены на три основные категории: наслаждение, социальный статус и наследие. Мотивации не являются взаимоисключающими, и покупка может включать в себя все три категории.

    Никакие инвестиции не могут быть проведены исключительно по финансовым или личностным причинам. Наиболее важной мотивацией всегда остаётся наслаждение. Инвесторы приобретают «сокровища» (за исключением отдельных категорий, таких как драгоценные металлы) прежде всего потому, что они получают от этого большое удовольствие. Почти две трети предметов, приобретённых респондентами, были куплены именно по этой причине. Это подтверждает мнение, что сокровища должны рассматриваться как активы, которые поддерживают образ жизни или гедонистические цели, а не как обычный класс активов в инвестиционном портфеле.

    Обладание коллекционными богатствами также может использоваться для «социальной активности». Примерно четверть активов, приобретённых респондентами, обсуждаются с друзьями или демонстрируются публике.

    Наконец, некоторые предметы покупаются исключительно из-за их культурно-исторической ценности. Владельцы наслаждаются этими артефактами, и хотят, чтобы такая возможность была у их потомков. Зачастую они не продают эти предметы ни за какую цену. Они стараются сохранить их и продемонстрировать в музеях.

    Впрочем, существует мнение, что те, кто стремится вкладывать в такие виды активов, заметно уничижают «продуктивные инвестиции», что неблагоприятно влияет на экономику. Такие вложения могут показаться менее полезными для общества, чем инвестирование в промышленность, например. Однако немногие хайнеты настолько сознательны, чтобы внять такому аргументу.

    Отечественные банкиры подтверждают тезисы западных экспертов. Руководитель дирекции «Стиль жизни» Уралсиб, Надежда Максина: Я считаю, что коллекционирование предметов роскоши – это не вложение денег с целью инвестиционного дохода. В моём понимании это всё-таки инвестиции в страсть. Это то, чем клиенту приятно заниматься, то, что его увлекает. Это не совсем можно отнести к инвестиционным продуктам, то есть продуктам, которые приносят инвестиционный доход. Инвестиции в luxury приносят некоторые дополнительные эмоциональные ощущения, и поэтому коллекционер с удовольствием вкладывает в это деньги. При этом получение инвестиционного дохода становится скорее второстепенной задачей.

    Существует понятие инвестиции в камни, ювелирные камни, и тогда это не связано с произведениями искусства, украшениями. Это просто камень, который хранится в ячейке где-нибудь за рубежом и каждый год прибавляет в цене. В таком случае это называется инвестиционный доход. Но когда клиенту нравится иметь большую коллекцию ювелирных украшений — это нечто другое. Коллекционер заказывает новый дизайн, изменяет вид своих украшений и получает удовольствие. Это не значит, что украшения принесут ему больший доход, чем камень, который лежит в ячейке.

    Любить по-русски

    Судя по исследованию Capgemini и RBC Wealth Management, интересы коллекционеров и их активность не сильно различаются по географическому признаку. В Европе, Латинской Америке и в арабских странах порядка 35% в таких портфелях занимают ювелирные камни, часы, 25% —  лодки, авто, и 20% — искусство.

    В России коллекционирование предметов роскоши зародилось не так давно, не более как 20 лет назад, напоминает советник председателя правления Мастер-Банка Ольга Бойчарова: «Нельзя сказать, что в Советском Союзе не было коллекционеров, но их возможности были существенно ограничены прежним строем. На данный момент такая возможность есть у всех желающих. Интерес представляет и само понятие «роскошь». Кто-то понимает под ним наличие собственного самолета и яхты, кто-то коллекционирует произведения импрессионистов, а кто-то имеет обширную коллекцию драгоценностей».

    По словам Надежды Максиной, русские коллекционеры как правило покупают ювелирные камни в Европе или Азии, и потом нет никакого смысла ввозить их в Россию, потому что как только он пересекает границу ему надо заплатить налог. Налог сразу же убивает всю прибыль этого вложения. Поэтому, покупая камень, он хранит его за границей и спустя 5 лет продаёт, получает инвестиционный доход. Если мы имеем дело с человеком, которому нравится иметь ювелирные украшения, то он их покупает и привозит в Россию, чтобы иметь возможность каждый день ими наслаждаться. Ему неважно, какой доход он может иметь после его продажи, и вообще будет ли у него возможность его продать. Ему важнее эмоции, которые он получает. Впрочем, такая же ситуация характерна и для зарубежных коллекционеров.

    По мнению Ольги Бойчаровой, наибольший интерес представляет инвестирование в произведения неизвестных, не популяризированных авторов. Разглядеть талант, оценить перспективу и в результате выгодно вложить собственные средства — это есть настоящий азарт коллекционера, подчеркивает она.

    Как отмечает Сергей Скатерщиков, российские покупатели, в целом достаточно активно покупают искусство, но они начинают это делать за пределами РФ. Что касается инвестирования на внутреннем рынке, есть общая проблема, которая состоит в том, что зажиточные граждане не тратят свои средства на вложения в искусство. Связано это с достаточно сложным регулированием оборота художественных ценностей, с тем, как они могут или не могут пересекать границу.

    «В России реальнее всего покупать только русское современное искусство, что-либо другое купить практически невозможно. На ситуацию влияет также наличие множества фальсификаций произведений на аукционном рынке. То есть в принципе российский рынок ограничен современным искусством», — считает эксперт.

    По его словам, большинство российских коллекционеров старомодны в своих предпочтениях. По мере смены поколений и появления более молодых коллекционеров рынок начинает развиваться. Очень положительная тенденция проявляется на протяжении последних двух лет, но всё равно этот рынок остаётся копеечным по сравнению с зарубежным.

    «Рынок предметов роскоши – довольно широкое понятие, и у каждого сегмента – будь то арт, автомобили или яхты – существуют свои нюансы, — отмечает управляющий директор «БКС Ультима» Станислав Новиков. — К примеру, как известно, в России ожидается введение налога на автомобили дороже 3 млн рублей и позднее на люксовую недвижимость, однако предметы искусства облагать дополнительными налогами не предполагается».

    Некоторые финансовые компании уже выступают с конкретными предложениями для людей, интересующихся инвестициями страсти.

    «Учитывая тенденцию роста рынка предметов искусства, а также увеличивающийся интерес клиентов к инвестированию в произведения искусства, НОМОС-БАНК Private banking включил «арт-банкинг» в число направлений Lifestyle еще в 2010 году, — рассказывает руководитель блока Private banking НОМОС-БАНКа Алина Назарова. — Мы сопровождаем любые операции на рынке искусства: от поиска художественных произведений и проведения всех необходимых экспертиз до оформления сделки, доставки и установки в доме клиента. Впрочем, на этом обслуживание купленного шедевра не заканчивается. Текущая работа с произведением искусства, прежде всего, связана с обеспечением его сохранности. Например, подбор надежного хранилища на любой срок, или поиск специалистов по своевременной реставрации».

    Основной задачей «арт-банкинга» является профессиональная экспертиза объекта не только с точки зрения его подлинности, но и по критериям инвестиционной привлекательности. Эффективность вложения средств в предметы искусства зависит от многих факторов: суммы затрат на приобретение, периода инвестирования средств, состояния арт-рынка, а также художественного направления, к которому принадлежал мастер. Эти и многие другие факторы напрямую влияют на достижение желаемого уровня доходности при вложении денежных средств в живопись. Задача подобрать правильных художников в соответствии с предпочтениями клиентов успешно решается партнерами банка — профессионалами в области инвестиций в искусство, подчеркивает госпожа Назарова.

    Станислав Новиков добавляет, что существует альтернативный вход на этот рынок – через фондовый рынок, то есть через покупку акций производителей предметов роскоши. Например, бумаг корпорации LVMH Moet Hennessy — Louis Vuitton, объединяющей порядка 60 luxury-брендов с общей капитализацией порядка 70 млрд евро.

    0 комментариев

    × Вы должны войти, чтобы иметь возможность обсуждения


    Читайте также
    Без рубрики
    Рынок нефти: нисходящий тренд еще не сломлен
    Прошло уже больше двух месяцев со знаменательной встречи в Дохе 17 апреля. Краткий обзор факторов, перечисленных на тот момент: за 100 лет нефтяная индустрия перенесла 7 серьёзных снижений с сопоставимым масштабом, так что последнее падение закономерно; производство никто не собирается ограничивать (ни США, ни Саудовская Аравия (СА), ни Иран, ни Россия – последняя опередила СА и нарастила добычу за 2016 уже почти до 11 млн б/с); запасы в США велики и в среднем неуклонно росли (небольшие колебания не в счёт – даже самый низкий с 2005 показатель в 518 млн барр. особо картины не меняет); китайская экономика демонстрирует только самые первые намёки на восстановление, так что рано говорить об улучшении спроса; а подавляющая часть прогнозов на 2016 в сторону среднегодовых $30-35 за баррельBrent, отмечает главный финансовый аналитик международной брокерской компании EqTrades Евгений Зомчак.
    7 июля в 14:15
    0
    Ещё статьи